Специальный проект

Туре

Босиком за мечтой. Почему Яя Туре не стал каратистом

Вернуться назад

Было у отца три сына, и все — футболисты. В случае Туре это утверждение справедливо, но лишь наполовину. Действительно, игре миллионов посвятили себя сразу три отпрыска отставного армейского офицера Мори Туре. Другое дело, что детей у него было больше — ровно в три раза. Наибольшего признания из этой оравы добился Яя, хотя стартовые позиции у него были не самые перспективные, и это еще очень мягко сказано…

Яя появился на свет в ивуарийском городе Буаке, но большую часть детства и юношества провел в Абиджане, третьем по численности населения — после Парижа и Киншасы — франкоязычном городе мира. Как несложно догадаться по составу семейства, в роскоши будущая звезда «Барселоны» и «Манчестер Сити» не купался. Наоборот, сполна натерпелся лишений.

Туре жили не то чтобы в жуткой нищете, но недоедали. Иной раз кушали раз в день. Чтобы помочь родителям кое-как свести концы с концами, старший сын Коло подрабатывал чистильщиком обуви, а Яя ему ассистировал. В свободное время мальчишки упоенно гоняли дешевый, драный мяч по пыльным улицам Абиджана. Хотя у Яя поначалу душа больше к боевым искусствам лежала.

За четырежды лучшего футболиста Африки Кот-д’Ивуар должен в ножки поклониться старине Мори. Когда Яя записался в секцию карате, он не возражал. Но когда спустя неделю занятий сыну предложили принять участие в международном турнире в Кении — сказал твердое отцовское «нет». Беспокойство за здоровье сына перевесило иллюзорные выгоды предстоящего путешествия. По отношению к футболу Мори был расположен более благодушно — в него в семье играли все, и братья, и сестры.

Долговязый дылда Яя быстро стал районной достопримечательностью. Виной тому не только рост и необычайная худоба (следствие регулярного недоедания). В отличие от сверстников из более благополучных семей, Туре играл босиком. «Мне так удобнее», — пожимая острыми плечами, смущенно говорил он приятелям. В истинной причине свой босоногости ему было стыдно признаться: дети бывают так жестоки… Первую пару самой простенькой спортивной обуви Яя получил только в 10 лет.

Средний из трех братьев-футболистов рано смекнул, что футбол в его случае, возможно, самый верный путь от бедности если не к благополучию, то как минимум к более или менее нормальной жизни. К ежедневному завтраку-обеду-ужину, а не перекусу чем придется. К человеческой одежде, а не заштопанному старью. Первым в академию «АСЕК Мимосас» поступил, как водится, старший брат. В 13 по стопам Коло последовал Яя.

Ему повезло встретить на своем пути «белого человека», как они с ровесниками называли Жан-Марка Гийо. Бывший защитник сборной Франции затеял интересный футбольный проект в Абиджане. Будучи техническим директором и главным тренером местной академии в одном лице, он инвестировал средства в бельгийский «Беверен», превратив последний фактически в «сборный пункт» для талантливого ивуарийского молодняка с целью дальнейшего трудоустройства в Европе.

К 2003 году африканская колония в «Беверене» достигла 14 человек! Яя присоединился к ней одним из последних — и был встречен дружескими подначками: «Глядите, это же тот чудак, который босиком в Абиджане играл». Туре только ухмылялся. Лишь на поле от этого добродушия не оставалось и следа: соперники отлетали от ивуарийского здоровяка.

Колоритный малый быстро попал на заметку месье Венгеру. Арсен всегда любил и умел возиться с молодыми дарованиями. Но правильного применения Туре не подобрал. В спарринге с «Барнетом» он поставил Яя вторым нападающим и постфактум оценил дебют как «абсолютно средний». Сам по себе «материал» главный «канонир» признал пригодным для работы. Все уперлось в рабочую визу. Туре не пожелал ждать у моря — точнее, у Темзы — погоды и ухватился чуть ли не за первое попавшееся предложение. Из Донецка. Но не от респектабельного «Шахтера», а от его скромного городского соседа, «Металлурга».

Многие тогда, должно быть, поставили на перспективах Туре крест. Из третьей-четвертой по статусу команды Украины единицам удавалось попасть в действительно большой клуб. На ум приходит только умница Мхитарян, но он перебрался в Дортмунд транзитом через «Шахтер». А «Шахтер» регулярно взрывал рынок многомиллионными продажами.

Туре повезло, что в неведомой Украине он оказался не одинок. Присутствие в команде земляков-защитников Арсена Не и Игора Лоло помогло быстро освоиться и стать одним из лидеров «Металлурга». Дальше карьерная линия Туре шла по восходящей траектории: «Олимпиакос», «Монако», «Барселона»…

Африканский великан приносил удачу всем командам, в которых играл. Лишь Украину и Францию он покинул без трофеев — во всех остальных странах становился чемпионом: Кот-д’Ивуара с «Мимозами», Греции — с «Олимпиакосом». Особенно урожайной выдалась каталонская трехлетка — в общей сложности шесть разнообразных кубков, притом чемпионских — сразу два. 44 года не выигрывал АПЛ «Манчестер Сити» — с Туре он этот пробел устранил. А через два года повторил успех.

«Каждый раз, выиграв приз, он звонит мне: «Папа, я посвящаю эту победу вам, — говорит Мори Туре. — Без вас я не был бы тем, кем являюсь». Вам — это и маме, ушедшей из жизни в 2001 году, и брату Ибрагиму, съеденному раком летом 2014-го.

Вернуться назад

Смотрите также